Перед ненастьем

Знакомясь с творчеством Адама ШОГЕНЦУКОВА, сразу замечаешь, что тема города у него практически отсутствует. Ему гораздо ближе село, в котором он видел хранителя высокой нравственности народа и его национальной идентичности. Однако и здесь он нередко разочаровывался, видя, как быстро рушатся традиционные моральные устои аульчан. К жизни села писатель обращался не только для того, чтобы выявить причины негативных социальных явлений, но и искал возможности остановить процесс деградации сельских жителей, способствовать укреплению национального самосознания кабардинцев.
Работая над «деревенской прозой», писатель замечает в кабардинском селе не признаки идиллии, а начало негативных изменений, которые пугают его тем, что непонятен вектор их развития. Только на первый взгляд кажется, что с точки зрения древних адатов все правила жизни сельчан соблюдены, в реальности же происходят необратимые процессы.
Позиция Адама Шогенцукова по этой проблематике особенно остро отразилась в его прозе, в частности, в повести «Назову твоим именем», которая вызвала широкий резонанс общественности и была неоднократно переиздана в местных и столичных издательствах. Большой интерес она вызвала у московских и нальчикских книжных графиков, некоторым из которых посчастливилось получить заказ на ее иллюстрирование. Замечательная проза Адама Шогенцукова, которая уже давно вошла в культурный код кабардинцев, давала книжным графикам прекрасную возможность для демонстрации своих способностей. Манера исполнения рисунков у каждого из них дифференцируется в соответствии со спецификой таланта автора и особенностями прочтения текста. Потому визуальные образы, созданные иллюстраторами, сильно разнятся.
Одним из первых серию рисунков к повести «Назову твоим именем» выполнил столичный график Б. МЕСРОПЯН (М., 1970, издательство «Советский писатель»). Художник пересказывает фабулу произведения изобразительными средствами, раскадрировав ее на тематические рисунки. Подобный сюжетный ход позволяет ему проникнуть в глубинный смысл тех или иных событий, описанных в произведении, и высветить главные конфликты повести посредством раскрытия характеров и психологии персонажей.
Эмоциональный тон повествованию задает заставка на спусковой странице с мчащимся по сельской улице автомобилем, увозящим Залину навстречу тяжелым испытаниям судьбы. Этому событию, перевернувшему ее жизнь, предшествует счастливая юность девушки, которую художник тоже не забыл отразить в своих рисунках.
Конечно, мастерское владение писателя пером помогает читателю живо и зримо представить героев и события повести. Тем не менее иллюстрации к книге не стали лишними, поскольку, служа своего рода подсказкой, подготавливают потенциального читателя к чтению повести, при этом нисколько не ограничивая его фантазию, позволяя ему по-своему представить события и персонажей.
Хорошее решение мизансцен, реалистичность типажей, бытовых подробностей при использовании минимальных художественно-выразительных средств и приемов – таким предстает издание повести А. Шогенцукова «Назову твоим именем» на кабардинском языке («ЩоджэнцIыкIу Iэдем. Уи цIэр фIэ сщынц». Нальчик, 1973, издательство «Эльбрус»). Пройдя сквозь магический кристалл воображения графика В. СИРОТИНЦЕВА, словесный текст превращается в цикл иллюстраций, которые подчинены стилю повести и образно раскрывают ее содержание. В результате сложного процесса перевода вербального языка в изобразительный каждые штрих, пятно или линия, контраст белого и черного или созвучие их оттенков помогают метафорически передать описанную автором ситуацию.
Еще одно издание повести «Назову твоим именем» (Нальчик, 1970, издательство «Эльбрус») проиллюстрировано графиком В. БЕКЕТОВЫМ. Сюжетная канва литературного текста нашла у него отражение в динамических кадрах-иллюстрациях. Рисунки носят повествовательный характер, через отдельные предметы интерьера легко узнаются особенности быта сельских жителей Кабарды. Нельзя не отметить, что художник акцентирует свое внимание не на светлых сторонах жизни главных героев, которых немало в повести, а на теневых, драматических событиях, считая их решающими, определяющими судьбу персонажей. Своеобразное соотношение в рисунках темного и светлого оттенков помогает автору передать сложные взаимоотношения героев повести. Ограниченность в иллюстративном материале заставила графика более внимательно отнестись к отбору деталей композиции и структуре пластической формы.
Своеобразный способ иллюстрирования повести избирает для себя художник В. ЛЕВИНСОН (Шогенцуков Адам. «Назову твоим именем». М., 1972, издательство «Советский писатель»). Перипетии судьбы героев он передал через их углубленные психологические портреты, которые набрасывает быстрым и острым штрихом. Лица главных героев даны крупным планом, причем индивидуализированы и легко узнаваемы, а игра светотеней помогает выявить чувства, глубоко скрытые и тяжело переживаемые героями повести. Несмотря на внешнюю статичность образов, автор добивается внутренней экспрессии образов.
При всей выразительности облика героев сложная бытийная проблематика, поднимаемая Адамом Шогенцуковым, не смогла найти адекватного отражения в немногочисленных полосных иллюстрациях с социальными портретами главных героев повести, каждый из которых по воле художника пребывает в состоянии эмоциональной изолированности в отличие от литературного текста, где их судьбы тесно переплетаются.
Большой интерес представляют и прозаические произведения Адама Шогенцукова, написанные о детях и для детей. Повесть «Солнце перед ненастьем» знакомит читателей с повседневной жизнью и ударным социалистическим трудом школьников без всякой идеализации и мифологизации советской действительности. Перед писателем, как и художниками, иллюстрировавшими это произведение, стояла задача отразить советские реалии периода развитого социализма.
Впервые повесть была издана в 1964 году в Нальчике в издательстве «Эльбрус» и проиллюстрирована графиком И. АБРАМОВЫМ. Рисунки основаны на фабульно-тематической связи с литературным текстом и в точности совпадают с общим эмоциональным колоритом фабулы повести.
Поскольку повесть адресована детям, причем не только кабардино-балкарским (второе ее издание увидело свет в 1967 году в Москве в издательстве «Детская литература»), столичный художник Э. АСТАШЕВ, изучив специфику жизни кабардинцев в нашей республике, зримо рассказал о ней и ребятам из других регионов страны. Иллюстратору удалось уловить дух произведения, стиль и отразить их не через внешние поверхностные признаки, а глубоко вникнув в конкретику жизни сельских жителей Кабарды 60-х годов прошлого столетия. Активная формообразующая воля художника прорывается в экспрессии рисунков, представляющих собой динамичные композиции с четко продуманными акцентами. Погружаясь в вербальный текст, художник переводит его в визуальный, умело используя такие художественные единицы, как линия и пятно.
Взяв в руки книгу, юный читатель видит на обложке главного героя повести Залима в роли лидера. В концентрированном виде в рисунке передано психологическое состояние подростка, эгоистичного, высокомерного, самовлюбленного, уверовавшего в свое превосходство перед другими. Рассказ об истории жизни школьника Залима художник начинает с заставки, на которой изображен идиллический пейзаж с характерным кабардинским сельским поселением. Далее иллюстратор останавливается на самых важных, поворотных событиях, произошедших в жизни Залима и его одноклас-
сников. Тематика рисунков охватывает практически все события, описанные писателем: на одном из них изображен Залим с сапеткой во время работы на колхозном поле, на другом читатель-зритель видит мальчиков, везущих на полевой стан бочку с водой. Драматически напряженной становится сцена, запечатлевшая вихревой ритм скачки взбесившихся лошадей, впряженных в повозку. Заключительный аккорд книги – рисунок, на котором герой повести изображен горько раскаивающимся, особенно удачен.
Художественно-образные иллюстрации, выполненные Э. Асташевым, помогают более глубоко понять содержание произведения и его главные конфликты. Юные читатели, прочитав повесть, несомненно, поставят себя на место Залима и попытаются представить, как бы они повели себя в аналогичных обстоятельствах. Книга ненавязчиво ведет воспитательную работу, убедительно воспроизводя эволюцию душевных переживаний, трансформацию поведения юного героя, в чем, несомненно, помогают так называемые просветительские иллюстрации графика Э. Асташева.

Жаухар АППАЕВА, искусствовед

Газета «Горянка»
http://www.goryankakbr.ru/node/2992