Покуда стоят эти горы

В мире культуры, литературы и издательского дела Республики Башкортостан произошло знаменательное событие. Речь идёт о выходе на башкирском языке сборника стихов поэта с мировым именем – сына братского нам балкарского народа, лауреата Ленинской и Государственных премий СССР и РСФСР, народного поэта КБАССР, заслуженного деятеля культуры Армении Кайсына Шуваевича Кулиева.
Это книга «Раненый камень», принёсшая, в своё время Кайсыну Кулиеву Государственную премию РСФСР. На башкирский язык стихи перевёл народный поэт Башкортостана, лауреат Государственной премии РСФСР Назар Наджми, вложивший в них душу – бережно, точно, с любовью. Не только читать, а даже просто подержать в руках такое издание доставляет огромное удовольствием и радость. И очень отрадно, что подобное событие произошло в год столетия великого творца, любившего и умевшего дарить людям тепло щедрого сердца.
Произошло и другое значительное событие, о котором также необходимо сказать. Осенью прошлого года улицы башкирской столицы были украшены яркими афишами международного фестиваля тюркоязычных театров «Туганлык» («Родство»). Среди десятков тюркоязычных коллективов номинировался и Балкарский государственный драматический театр имени Кайсына Кулиева со спектаклем «Жизнь – восхождение», посвящённым жизни и творчеству великого поэта и замечательного человека. Автор пьесы – Элизат Кулиева, верная подруга творца. Как выяснилось позже, учредители фестиваля попросили, чтобы балкарский театр в преддверии 100-летия Кайсына Кулиева привёз именно этот спектакль, чтобы собравшиеся в зале зрители могли отметить эту славную дату и на башкирской земле. Это событие имело большое символическое значение, ибо великого поэта в нашей республике знают хорошо, читают, уважают, любят. Его творчество близко нам, нашей культуре и менталитету. И чувства Кайсына Шуваевича к башкирскому народу были искренними, тёплыми, братскими.
Старшее поколение хорошо помнит выступление Кулиева на 50-летнем юбилее Мустая Карима. Он вышел на сцену с распростёртыми руками, подобный горному орлу с могучими крыльями, и подошёл к юбиляру. Зал встал и взорвался аплодисментами. Его появление не могло не вызвать оваций и восхищения. Поэт, казалось, хотел обнять не только своего друга и брата, но и всех присутствующих в зале, всех телезрителей, весь мой народ, всю республику. От его облика исходило необыкновенное тепло, вместе с тем мужество, величие и нежность. Он хотел всех нас прижать к своему порывистому, горячему сердцу. Его пылкая, образная речь, яркая внешность, богатырская стать и бесконечное человеческое обаяние пленили сердца зрителей. Два поэта олицетворяли высокую дружбу не только между двумя поэтами, но и между двумя народами. Мне посчастливилось быть на том памятном вечере, увидеть воочию двух народных поэтов вместе.
Кайсын Кулиев запомнился как человек, излучающий лучезарное сияние, ему была свойственна особая душевная щедрость и чистота, характерная для его народа, которую я чувствую до сих пор, хотя и прошло с того дня очень много времени. Великий поэт как человек кристально чистой души проявился и в своих творениях:
Так судьбы родного народа
Бывали черны ни с чего.
Но чёрной и в чёрные годы
Не стала душа у него!
Впоследствии мне ещё раз посчастливилось увидеть Кайсына Кулиева. В марте 1983 года Государственный телерадиокомитет проводил семинар для председателей республиканских, краевых, областных комитетов, в котором мне довелось участвовать, В один из дней Ильгиз Каримов – сын Мустая Карима, работавший в то время в «Литературной России» (позже он стал известным переводчиком и публицистом), пригласил меня и моего коллегу – председателя Комитета по телевидению и радиовещанию Татарстана Ильгиза Хайруллина – к себе в гости. Но нам не хотелось беспокоить семью Ильгиза Каримова, и поэтому мы решили встретиться в самом известном в нашей стране Доме творчества писателей – в Переделкино. Когда Хайруллин и я узнали, что в гости приглашены Кайсын Кулиев и Расул Гамзатов, это стало для нас неожиданной радостью.
Вскоре слегка навеселе появился народный поэт Дагестана вместе с двумя журналистками из «Литературной газеты».
Застолье шло своим чередом, время от времени прерываясь из-за заглушавшего остальных громогласного, как горный поток, голоса Расула Гамзатовича. Говорили о разном. Из разговоров мы с Ильгизом Хайруллиным поняли, что Кайсын Шуваевич тяжело болен, лежал в Кунцевской больнице и, выписавшись оттуда, отдыхает с женой здесь, в Переделкино, а назавтра они планируют ехать домой, в Чегем.
Мы ждём их. А я про себя размышляю, вспоминая всё, что знаю о нём, о балкарском народе. Кулиев родился в 1917 году, в год, когда свершилась Октябрьская революция. Такие совпадения в те годы вызывали гордость. Однако государство, рождённое этой революцией, в годы Великой Отечественной войны, огульно обвинив целые народы, проявило к балкарцам, как и к другим ни в чём не повинным народам, ничем не оправданную, нещадную несправедливость. В 1944 году, в праздничный день 8 марта, родной народ Кайсына Кулиева сослали на Восток: в Казахстан и Киргизию.
И вот наконец появился Кайсын Шуваевич с супругой Элизат. Кайсын недавно перенёс операцию, и вид у него был утомлённый. Во время разговора Расул Гамзатов (другие, конечно же, не посмели бы) сказал, что Кайсын похудел. Он что-то ответил и сел рядом с нами. А его супруга, даже на минуту не присев, стала ухаживать за нами.
Кайсын Шуваевич был молчалив, не заводил разговоров, но на все вопросы отвечал и, когда это было необходимо, включался в общую беседу, но больше о чём-то задумывался. Как знать, о чём он думал? Может, вспоминал родной аул Верхний Чегем, где родился, и свою милую маму?.. А может, видя Ильгиза, вспоминал Мустая Карима, их дружбу, приключения… Как знать?
Кстати, в народе широко бытовала история, о которой любили рассказывать Мустафа Сафич и Ильгиз: Мустай Карим приехал на шестидесятилетие Кулиева в Кабардино-Балкарию, и Кайсын, сидя за рулём автомобиля, привёз друга в родной аул. Остановившись возле магазина, юбиляр решил сделать кое-какие покупки. Мустай остался в машине. К нему подошла сельчанка и спросила: «Это не наш Кайсын был только что здесь?». Мустафа Сафич подтвердил. «А вы кто?» – полюбопытствовала женщина. Мустай Карим ответил: «Подумай сама, кто я, если меня возит сам Кайсын Кулиев». Не поняв шутки, женщина, что-то бурча, удалилась.
...Мы продолжали сидеть в Переделкино. Текли неспешные речи, и друзья даже предположить не могли, что это одна из последних встреч с Кайсыном Шуваевичем, что великий поэт, изумительно светлый, чистый человек уйдёт от нас, что он был с нами в последний раз.
Пока мы беседовали, прекрасная Элизат время от времени входила, чтобы посмотреть, всё ли ладно на столе. Пока её не было в гостевой комнате, Расул Гамзатович одобрил выбор Кайсына, сказав, что такая жена, как Элизат Эльбаевна, дорогого стоит, ведь она не просто понимает мужа: она из их мира, тоже служит искусству.
Действительно, Кайсын Кулиев учился в ГИТИСе и в Литературном институте, а Элизат Эльбаевна работала актрисой, а затем и заведующей литературной частью в Балкарском театре драмы, любит мир литературы, знает и понимает его.
Отношение Кайсына Кулиева к супруге выразилось в стихах (целый том!), полных любви и восхищения ею. Вот одно из стихотворений:
Ты для меня судьбы подарок –
Люблю тебя!
Звезда моя, чьей свет так ярок,
Люблю тебя!
И слыша голос твой повсюду –
Люблю тебя!
Твой стан и лик подобны чуду –
Люблю тебя!
За нрав твой ласковый
и добрый
Люблю тебя!
Да, в мире нет тебе
подобной,
Люблю тебя!
За жизнь, что снова так
прекрасна,
Люблю тебя!
И ощущая это ясно,
Я, словно в молодости, страстно
Люблю, люблю, люблю тебя!

Да, Элизат оказалась на той высоте, на которую вознёс её поэт. Мне она запомнилась как поразительно красивая женщина, но оказалось, что она обладает ещё и удивительной красотой души. Она много сделала и делает, чтобы имя Кайсына Кулиева продолжало сверкать, подобно чистому снегу на горной вершине. она, как продолжение света его творческой судьбы, сохранив верность незабвенному супругу, сохраняет верность и своему родному языку, родной земле, своей республике.
Ярким свидетельством самоотверженного служения светлой памяти мужа стало создание книг и драматического произведения – пьесы о великом сыне балкарского народа, гении, мыслителе Кайсыне Кулиеве и её постановка в Балкарском государственном драматическом театре имени Кайсына Кулиева. А уфимским зрителям посчастливилось увидеть этот спектакль, прикоснуться к яркой и трудной судьбе поэта.
В завершение хочется вспомнить стихотворение Кайсына Кулиева. оно особенно близко мне, в нём выражен глубокий философский смысл и бесконечная мудрость:

Покуда стоят эти горы,
Любовь никогда не прервёт свой полёт
И ветром весны будет веять с высот,
Покуда стоят эти горы.

Покуда стоят эти горы,
На склонах подснежники будут весной
Дразнить новизной и слепить белизной,
Покуда стоят эти горы.

Покуда стоят эти горы,
Здесь будут скорбеть,
ожидать и любить,
О чём-то жалеть и мечтать, и молить,
Покуда стоят эти горы!

А от себя я добавил бы к этим бессмертным стихам следующие строки:

Покуда стоят эти горы,
Жив будет балкарский народ,
Покуда стоят эти горы,
Великий Кайсын не умрёт!

Толгат САГИТОВ, заслуженный деятель искусств РФ и Республики Башкортостан, экс-министр культуры, кавалер ордена Салавата Юлаева

Газета «Кабардино-Балкарская правда»
http://kbpravda.ru/node/21951